Главная > Книжная полка > Эссе о творчестве Кобо Абэ.
Памяти Чукаревой Раисы Сергеевны посвящается...

Песочные лабиринты Кобо Абэ. Взгляд из третьего тысячелетия.

Автор:  Окунев Евгений.
Ирис на берегу.
А вот другой - до чего похож! -
Отраженье в воде.
БАСЁ МАЦУО

Вынырнув из бетонно-кирпичного переплетения улиц в свой дворик, я присел на скамейку перед подъездом. Не хочется нести домой городское истеричное безумие. Дом - уголок вселенского покоя. Я достал трубку и набил ее датским табаком "Арома Классик". Прикурил только с третьей спички. Медленно и вдумчиво сделал первую затяжку, первый глоток табачного дыма. Приятно защекотало во рту. Вместе с дымом из меня выветривалась городская суета. Чтобы чем-то себя занять во время курения, стал рассматривать горящие окна - живые глазницы домов. На третьем этаже мужчина наливал себе не то чай, не то кофе. Я безжалостно впился глазами в его движения. После того, как он доел что-то сдобное (снизу, со скамейки, из темноты не видно), я докурил трубку, и, полный умиротворенности, пошел домой.

Наливая себе чай, выглянул в окно. В желтом квадрате света, отбрасываемого горящей глазницей моего окна, стоит молодой человек, словно выпиленный из ночного мрамора. Курит. Смотрит на меня. В воздухе мелькает красный огонек. Огненные зигзаги вспарывают тьму за границей желтого квадрата. Мне показалось знакомым его лицо…

Вдруг из комнаты прозвучало звуковое сообщение компьютера о получении нового письма по электронной почте. Словно кто-то провел пальцем по кромке хрустального бокала. Когда я вновь обернулся к окну и посмотрел на улицу: никого не было…

Письмо было от Катюши-сан: "Ты куда пропал? Зачитываешься Абэ? Кобо? :)" Я невольно посмотрел на журнальный столик - "Сожженная карта" Абэ лежала раскрытой на последней странице…

На перемене между занятиями, - я учился тогда в Военном Университете, в Москве, - я забежал в библиотеку. Долго-долго перелистывал-перекладывал карточки в картотеке. Умберто Эко "Имя Розы", Вольтер "Простодушный", Апулей "Золотой осел", Достоевский "Идиот", Гоголь "Вечера на хуторе близ Диканьки"…Нет, все не то. И вдруг - совершенно мне незнакомое имя `КОБО АБЭ`. Черные буквы на пожелтевшем картоне. "Человек-ящик./Фантастика". Это и решило дальнейшую мою судьбу - тогда я и не мог предположить, что сегодня буду увлеченно заниматься японской литературой.

Наиболее часто издаваемый в уже несуществующем СССР, японский писатель Кобо Абэ не писал фантастических романов, не выдумывал неправдоподобных историй. Как?! Неужели для вас это стало "откровением"? Но простите мое невежество, отвечу вопросом на вопрос: а разве наша сегодняшняя жизнь не фантастична? Разве это реальность: у позолоченных массивных дверей дорогого бутика сидит плохо пахнущий, грязный попрошайка с культей и просит на хлеб? А ведь уже третье тысячелетие. Разве не фантастика сам тот факт, что мы дожили до третьего тысячелетия вопреки всем прогнозам о концах света и армаггедонах?! Нет. Нет, Кобо Абэ не писал фантастических романов. Он показывал нам неприглядную реальность, видеть которую мы до сих пор отказываемся. Kobo Abe

Тогда, в Советском Союзе, не издать этого японского писателя просто не могли. Издателя к этому обязывала политкорректность. Ведь состоявший в коммунистической пар-тии Японии, Абэ писал романы, наполненные "социальной критикой урбанизированного капиталистического общества". И преисполненные тоталитарно-коммунистической идеологии, переводчики политкорректно переводили его фантастические романы, между тем клеймя кибернетику и психологию тавром "буржуазно-капиталистическая псевдо-наука". Но как может быть политкорректным электрон в медном проводе или нейрон в нервной ткани?

Поверивший в идеалы коммунизма, Абэ не принял методы его насаждения. Он вышел из коммунистической партии, когда СССР ввел свои войска в Венгрию.

Абэ не писал социальной критики. Разве можно критиковать простого человека за его простые желания и чувства? За то, что человек потерялся в лабиринте сегодняшнего дня среди бетонно-кирпичных домов, битуума и асфальта улиц, автомобилей и телефонных будок? А разве социалистическое общество не живет в городе, разве оно не урбанизировано так же, как капиталистическое? Нет, Кобо Абэ не писал социальной критики. Он показал нам незащищенность человека перед диктуемыми урбанизацией правилами поведения, с которыми мы невольно соглашаемся, все глубже погружаясь в призрачные лабиринты мегалополисов.

У вас иногда не возникает ощущение некоторой искусственности происходящего с вами? Человек с рождения до самой смерти ведом правилами. Детский сад-школа-институт-работа-семья. И если взять и написать свод всех правил, которым мы, даже сами, не осознавая того, подчиняемся уже на уровне инстинктов - получится свод запретов, табу. Уже начиная с детства, нам что-то постоянно запрещают. А к старости мы просто костенеем духовно, заключенные в каменные клетки правил. Нас ведут по лабиринту, уверяя в свободе выбора. Вот о таких лабиринтах писал Абэ. О лабиринтах, где сам по себе человек чужероден. О лабиринтах, отнимающих у человека его собственную индивидуальность. О лабиринтах, подменяющих предназначение человека на набор клише и табу.

Знаток мировой литературы, Абэ очень любил русскую литературу. И, по его словам, именно В.Н. Гоголь оказал на него влияние своими сказочными рассказами, в которых вымысел так органично переплетается с реальностью, что они, - вымысел и реальность, - меняются местами. Но ведь в нашей жизни до сих пор вымысел так переплетается с реальностью, что начинаешь сомневаться в своем психическом здоровье: колдуны и колдуньи всех мастей и рангов оказывают магическую помощь направо и налево. У меня постоянно готов сорваться вопрос: уважаемые колдуны и колдуньи, а не могли бы вы оказать свою магическую помощь своей стране, а не отдельно взятым ее кошелькам?! Разве это не вымысел? Или это такая реальность? Нет, ни Гоголь, ни Абэ не писали выдуманных и неправдоподобных историй. У них было собственное представление об окружающем их мире. Которым они хотели поделиться с нами.

Абэ в желании поделиться своим мироощущением пошел дальше просто романов. Он создал свою собственную театральную студию. И с ней гастролировал не только в Японии, но и за ее пределами. Где как не в театре можно показать искусственность и иллюзорность того лабиринта, в который мы по своей воле вошли?

В одной из своих пьес, - "Охота на рабов", - Абэ в уста ученого вложил замечательные слова: "Если слишком пристально смотреть на дурака, начнешь сомневаться, не дурак ли перед тобой…" Перифраз этих слов, пожалуй, как нельзя точно опишет главную мысль произведений Абэ: если пристально смотреть в зеркало, начнешь сомневаться, а не дурак ли перед тобой! Что нам и пытается показать Абэ с помощью своего любимого приема - инверсии ролей. На мой взгляд, необычайно успешно: в "Сожженной карте" - частный сыщик, ищущий пропавшего без вести, сам становится пропавшим; в "Женщине в песках" - охотник становится жертвой; в "Чужой маске" - потерпевший становится преступником… В лабиринте всегда так: кажется, что ты ищешь выход, а на самом деле выход стремится на встречу тебе.

И я преисполнился утерянной в этом лабиринте гордости от слов моего любимого японского писателя Кобо Абэ:

"Зрелость, духовное здоровье, даже могущество народа определяется уровнем его культуры. Не может быть слабым народ, который любит литературу, который создает бессмертные произведения искусства".

Ведь он обращался к нам, советским читателям…

В Японии говорят: "И но нака но кавацу, таикаи во сырацу" (Лягушка в колодце о море не знает).

Только выйдя из лабиринта, узнаешь, что плутал по нему.

Ноябрь, 2002г.

| Главная | Об авторе | Факты | Книжная полка | Кино | Бэнто | Литературная Гостинная | Фотогалерея | Ссылки |

Podorusuku-no Samurai Studio©, 2005.
Отзывы ждем по адресу: samurai_e[at]mail[dot]ru
Hosted by uCoz